Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:42 

Я больше не буду
Ловить твои вздохи.
Я просто забуду,
Я - счастлив, мне плохо.
Иду по дороге,
Ищу чьи-то взгляды,
Но стоптаны ноги,
Но горечь наградой.
Любовь.
Она приходит по ночам.
И вновь
Моя и все-таки ничья.
Ничья.
Между нами ничья.
И я.
Уже не в силах скучать.
Я возвращаюсь в свой мир
Где нет засиженных мест,
Где на мгновенье кумир,
Ну а потом только жест.
Прощай.
Все не изменишь навсегда.
Скучай.
И я вернусь, лишь скажешь: да.
Наивно верить в тебя,
Наивно верить, что да,
И на осколках дождя,
Все слезы только вода.
Я возвращаюсь в твой день,
Но ты шагнула в другой,
А я лишь робкая тень,
А я навеки изгой.
Вот так и прожита жизнь...
19102014

@темы: стиши

13:41 

Если истина скрыта в вине,
То ее мы поищем на дне.
Ну а если она не там,
Повторим и напьемся в хлам.
Что нам истина, если вино
Нам милее уже давно
18102014

@темы: стиши

21:29 

Страх застилает нам глаза
И бьет с ноги куда негоже,
Бежит мурашками по коже
И растворяется в слезах.
Он проникает в наш уют
И крепнет мыслями у пятки,
Скребет покоем и достатком,
А вдруг все это отберут?
И мы покорно врем себе
И гнем под гнетом страха спины,
Растим в глазах и сердце льдины.
Шаги равняем при ходьбе.
И вот уже уверен строй
И марш как будто укрепляет.
И наше Я от страха тает,
За пожелтевшею листвой.
Мы хором выдохнем: Свобода!
06102014

@темы: стиши

19:18 

Слушай, глупая девочка,
Ты ведь уже далеко.
До тебя два шага,
А до нас половина Вселенной.
И уже никогда
Мы не выйдем из этого плена.
И пустыней очерчены
Нашей любви берега.
Счастье, милая девочка,
Очень короткий момент.
От восторженных глаз
До сухого "пока" на прощанье.
А потом только жизнь
И размытые воспоминанья,
и застывшей надежды
Затертый до дыр позумент.
Слезы, грустная девочка,
Будешь ты лить о другом.
Что тебе эти годы -
Этап на дороге взросленья.
Лишь порою скользнут
Нашей памяти робкие тени.
От которых ты бросишься
К новому счастью бегом.
С Богом, светлая девочка,
Мы уже так далеко...
20082014

@темы: стиши

15:57 

Мы с бл+++ями романы крутили,
Упиваясь их наглой свободой,
Мы шагали от края до края,
Познавая и мир и себя.
Каждый день открывал нараспашку
Наши души, взрывая восторгом.
Мы махали рукой на прощанье
И прощались порой навсегда.
А потом пригибала одышка,
Стерегли расставанья и смерти,
Мы уже не спешили, не пели,
Привязав себя грузом семьи.
Новый день наступал, как и раньше.
Только радость ужалась в размерах.
И друзья растерялись в дороге,
Засыпая у новых подруг.
На закате, с бутылкою виски,
Встрепенемся от громкого смеха
Тех, кто только выходит в дорогу,
И прошаркаем спать на диван…
17082014

@темы: стиши

14:14 

Когда душа моя воспрянет под пяткой злобного тирана
И нанесет укол смертельный, незаживающий нарыв,
Никто его и не заметит, лишь сморщится в пустой досаде
И будет злостью наливаться день ото дня, день ото дня.
Тиран начнет крушить устои, и головы сносить на плахе,
И медленно страдать от боли, не распознав ее причин.
Так и сгниет, не понимая, откуда это начиналось.
Один укол, слепая рана. Восставший безымянный раб…
11-12072014

@темы: стиши

23:43 

Начнем мы, пожалуй, вот с этого,
А дальше уж как повезет.
Попуткой от станции Сетуни
До самых, до Красных ворот.
В дороге ума поубавится,
Зато потеплеет в момент,
И в окна опасливо скалится
Опухший до дна элемент.
А мы уже третью прошляпили,
И старых полощем друзей,
И девочка в платье из штапеля
Смеется на оклик «мамзель».
А шум проходящего поезда
Мечтами на миг всколыхнет,
И памяти черствые борозды
Попутчик поллитром зальет.
Ну вот уже наша конечная,
Пора разбредаться домой.
И все остановки помечены,
Друзей увели на постой.
Лишь утром под зарево красное
Мелькнет сожаленье в глазах.
Все было и есть не напрасно ли.
И снова бутылка в руках…
11072014

@темы: стиши

17:50 

Возможно, что я захочу поработать,
хотя этот факт вызывает сомнение,
когда за окном уже пятницы вечер,
и пена пивная ужалась до ГОСТа.
Поэтому, просто отложим заданья
И выйдем на улицу, там где веселье,
Где вряд ли попросят все сделать по новой,
Ну разве что новую кружечку пива…
11072014

@темы: стиши

23:55 

В нашей подушке нет перьев,
в нашей подушке нет ваты.
Нежная юная Пери
нас одурманит закатом.
Мягко положит на травы,
тонким укроет туманом,
ветер качнет его вправо,
летне, пьяняще и пряно.
Скроет упругое тело,
нежно коснется изгибов,
все в тарары полетело,
мы сумасшедшие. Либо...
Либо в начале такого,
что и представить не можем.
Гладит туман твою кожу,
мы с ним в движениях схожи.
Март-01072014

@темы: стиши

12:10 

На улице ливень и всполохи, и впору вернуться домой,
И только пузырики воздуха плывут по пустой мостовой.
Воронками капли врываются в спешащий по скосу поток,
и тонкими сильными пальцами ты держишься под локоток.
Спешат твои модные лодочки, по лужам стучит каблучок.
- Хозяюшка, мне бы на водочку, промокший хрипит мужичок.
Ты морщишь красивый свой носик и делаешь в сторону шаг,
слова его ветер уносит, тоскливо бурчат кореша.
Стучат каблучки торопливо, пойдем поскорее в метро,
здесь сыро и холодно, милый, и пили отнюдь не ситро.
А ливень поет свою песню, за шиворот льет, шалопай,
и было бы нам интересней остаться где сонно и чай.
Но гонит сырая погода и кем-то придуманный долг,
и пес непонятной породы у будки вахтера примолк.
Июнь набухает клубникой и новой влюбленностью пар.
Светланы, Татьяны и Ники, ну чем я для вас не гусар?
15062014

@темы: стиши

19:14 

Я бросился во второе июня,
в ветер, который со зноем спорит
И тополиного пуха горсти
Запихивает везде, где сможет.
А там, чуть западней всполохи взрывов,
И снова горе стучится в окна.
Впрочем, уже и стучать не надо.
Смерть приглашения ждать не любит.
А мы тут с куреньем сражаться взялись.
Эта проблема всего важнее.
Убьют тебя, если ты с сигаретой
Или погибнешь как некурящий..
Ветер гуляет по всей планете.
Ложью писаки затмили Псаки.
Вертится пух, как в водовороте
И забивает глаза и уши.
Я бросился во второе июня,
В обычный день, что в начале лета.
Пахнет грозой и несет пожаром,
Только вот пух. И слепое время.
02062014

@темы: стиши

10:26 

Колокольчики души. К 90-летию Булата Окуджавы

Олег Фочкин

Недавно в одной из интернет-энциклопедий я наткнулся на такую удивительную запись: «Булат Окуджава – это знаменитый советский певец, прославившийся, благодаря множеству ярких песен». Я думаю, что Булат Шалвович от души посмеялся бы, прочитав такое. Он всегда считал себя поэтом, читающим свои стихи под гитару, но уж ни как не певцом, тем более знаменитым советским.
Да и основоположником жанра авторской песни он тоже себя не считал, несмотря на то, что многие ученые умы и критики до сих пор его так называют. На прямой вопрос он как-то мне ответил, что основоположник авторской песни – современной, подчеркнул он – это Михаил Анчаров. А потом уже стал свои стихи под гитару исполнять и Окуджава.
Рассказывать его биографию бессмысленно. Многое еще остается за кадром, да и многие персонажи историй, связанных с ним, еще живы. Можно вспомнить и очень познавательную и толстую биографию Булата Шалвовича, написанную Дмитрием Быковым и изданную в серии ЖЗЛ. Но Окуджава у каждого свой. Я попробую рассказать о том, что дорого и знаково для меня.

Булатова шинель
Он родился в удивительный и важный для нашей страны и всего мира день – 9 мая. И свой день рождения от дня Победы никогда не отделял. В этом году ему исполнилось бы 90 лет.
Мы были знакомы не так долго, как хотелось бы. Это, конечно, не касается песен. Ведь поколения 60-х, 70-х, 80-х начинали свое знакомство с авторской песни с булата Окуджавы.
Виноградная косточка, Шарик улетел, Песня о дураках, Бери шинель, Ваше благородие, Песня кавалергарда, Эта женщина в окне… Перечислять можно до бесконечности.
Потом мы вырастали, начинали петь песни других авторов, иные говорили, что песни Окуджавы слишком просты.
Но как все мы выросли из гоголевской «Шинели», так и авторская песня выросла из того, что пел и дарил нам Булат Шалвович.
Мы встретились в 95-м. В то время я вел в одной из центральных газет популярную рубрику «Лом-бард», посвященную авторской песне. Годы тогда были трудные. Многие барды бедствовали, и любое упоминание в газете, да еще с анонсом концерта было спасением. Мы проводили сборные концерты и собирали полные залы даже на больших трибунах. Мы все были друзьями и соратниками, но подступиться к такой глыбе, как Окуджава, даже тогда было немного боязно.
И вот в редакции раздается звонок. Владимир Цывкин, бессменный руководитель центра детской авторской песни в Сергиевом Посаде говорит:
- Мы затеяли первый юношеский всероссийский фестиваль, председателем жюри просим быть Булата Окуджаву. Тебя тоже очень ждем в жюри. Но чтобы Булат согласился, надо к нему съездить в Переделкино, уговорить. Поможешь?
Нечего и говорить, что я сразу согласился. И мы поехали: Володя Цывкин, поэт и художник Виталий Калашников, несколько ребят из студии Сергиева Посада.
Был и еще один повод, которым мы, честно говоря, воспользовались. Жена Булата, Ольга Владимировна открывала музей кукол на Варварке, который и сегодня работает и пользуется большим успехом. А Сергиев Посад тогда был Меккой кукольников и любителей мира игрушек. А посадские мастера, прослышав об этом, сделали для Окуджавы подарок — резную деревянную фигуру мужичка-лоточника, на лотке которого не просто фигурки — персонажи песен Булата Шалвовича. Да и он сам тоже примостился со своей гитарой на этом лоточке.
Вот этим, забегая вперед, мы и соблазнили Булата. Но это было немного позже.

Переделкино
Началось все символично. Холодным февральским днем мы ехали к Окуджаве на дачу в Переделкино, из радиоприемника в нашей машине звучал тихий и спокойный голос Мастера, который как бы медленно и плавно вводил нас в свой мир, в котором нет места фальши и обману. Мир любви и романтики.
Мы остановились возле его дома. На звонок вышел сам хозяин в пледе и безрукавке – немного простудился. И сразу же повел нас в кабинет, где со всех сторон слегка покачивались и звенели на ветру колокольчики всех видов и мастей.
Булат Шалвович собирал их со всего света. Наверное, это был какой-то особый камертон его души, с помощью которого и рождались песни, стихи и удивительно тонкая и глубокая проза.
Хозяин провел небольшую экскурсию для гостей.
- Один из залов будущего музея игрушки будет называться «Семейный альбом», — рассказывал Окуджава. — В нем будут куклы, изображающие, например, семью Пушкина, семью Толстого, семью Есенина. Недавно праправнучка Пушкина подарила музею куклу дочери Александра Сергеевича. Может быть, он сам к ней прикасался. Кто знает?
После обоюдных вежливых реверансов и приветствий мы договорились, что Окуджава приедет в Сергиев Посад на открытие фестиваля.
А потом я задал ему несколько вопросов, многие из которых не потеряли актуальность и сегодня.

Разговор о выполненном предназначении
— Булат Шалвович, если говорить о бардовском творчестве, что оно для вас?
— Я очень далек сейчас от авторской песни. Но есть резон в том, что авторская песня, выполнив задачи, в первоначальном своем значении умерла. Она видоизменилась. Теперь наступили новые времена, им нужно новое качество. Вот молодежь его ищет и находит. К авторской песне опять тянутся.
Я, кстати, недавно был в Новосибирске, и мне там рассказывали, вытаращив глаза, что три года в город приезжали всякие мировые знаменитости: скрипачи, певцы. В зале было пятнадцать человек. А вот последний год — сплошные аншлаги.
— Вы говорите, что отошли от авторской песни. А не поделитесь, что вы сейчас пишете? (На его рабочем столе были завалы исписанных листов бумаги, многочисленные пометки, рядом пишущая машинка с заправленным листом бумаги и книги, книги, книги.)
— В моем возрасте широкого диапазона деятельности уже нет, конечно. С утра немножко прозы. Пытаюсь. Стихи пишутся все время. Понемножечку, но пишутся. Вот больше и ничего. Ну выезжаю иногда выступать, когда приглашают, деньги платят. Отказываться нельзя. Но мне, честно говоря, уже надоело. Давно.
— Надоело из-за чего?
— Я постарел, голос не тот, силы не те. Наслаждения я не получаю. Раньше мне приятно было. Нравится публике, не нравится — не важно. Мне нравилось то, что я делаю. А теперь этого нет, и получается сухой профессионализм. Выхожу, улыбаюсь, конечно. Беседую с публикой. Потом за кулисами смотрю — ой, три вещи всего осталось. Слава Богу, слава Богу.
Я думаю, что у всякого человека есть предназначение. И я свое предназначение выполнил. Это не значит, что я закончился. Я еще буду продолжать писать. Но главное предназначение я выполнил. Хорошо или плохо — это не мне судить.
— Каковы, на Ваш взгляд, истоки авторской песни? Не с достопамятных времен, там мы дошли до скоморохов, если брать Русь. А современной бардовской песни. Кого бы вы все же поставили у истоков?
— До меня был Визбор, был Анчаров. Понимаете, то, что я вдруг оказался в глазах многих этаким родоначальником, просто так сложились обстоятельства. Вокруг меня больше шума. Поэтому я стал основоположником. Нет, я продолжал то, что было. Но должен вам сказать честно, когда начинал, я Визбора не знал и даже ничего о нем не слышал. И вообще все это началось ужасно смешно и нелепо. Просто один раз мы сидели у меня дома — тогда еще совсем юные Евтушенко, Ахмадулина, Луконин. Где-то они гуляли и буквально ворвались ко мне. Сели. У меня было выпить немножко. Выпили. Они начали читать стихи. А мне буквально перед этим показали три аккорда на гитаре. И я, выпивши уже, конечно, вспомнил одно свое шуточное стихотворение, взял гитару и, чтобы их развлечь, стал это стихотворение петь. Тут же мелодия какая-то примитивная пришла, на три аккорда. Я спел, они были в восторге. И меня это очень вдохновило. Тут же я спел второе стихотворение. И стал петь. Мне понравилось. Ведь здорово. Все стихи нельзя петь, а некоторые можно. Вот я и стал их напевать. Я никогда не думал, что что-то такое из себя представляю. Вот когда меня ругать начали в прессе, тогда я задумался. Ведь на самом деле все, наверное, не случайно.
— А что за стихотворение было спето на первые три аккорда?
— Сейчас я уже плохо помню, но мне кажется, что это был «Ванька Морозов». (И на какое-то время Мастер погрузился в воспоминания, почти про себя напевая нехитрую мелодию старой песни. А от одного памятного воспоминания ниточка перекинулась к другому). Потом к песням я стал относиться профессиональней, серьезней. Я помню, например, как нескольким своим друзьям я на улице, у метро «Краснопресненская», — это в конце 56-го года (зима, декабрь, а мы стоим, уже пора расходиться) — читаю строчки «Последнего троллейбуса». Всего стихотворения еще не было. Они говорят: «Ой, интересно, хорошо, давай пиши дальше».
…Мы просидели и проговорили несколько часов. Ребята спели песни Окуджавы, робея и запинаясь, а он улыбался и благосклонно кивал. Но было заметно, что ему неможится. И мы стали собираться, взяв с Мастера слово, что он обязательно приедет. И не обманул...
В Сергиев Посад мы приехали вместе и первым делом пошли в музей игрушки. Там булат Шалвович и Ольга Владимировна долго ходили среди витрин и стеллажей, задавали вопросы смотрителю и с каким-то детским восторгом рассматривали и трогали поделки местных мастеров.
А потом начался конкурс. И снова Окуджава не просто ожил, он был весь там, на сцене. Вместе с юными исполнителями песен. Его глаза горели. Его душа пела...
Так мы встретились в первый раз. Конечно за кулисами и в машине мы много разговаривали, обсуждали и исполнителей, и современную литературу. Но больше всего запомнились колокольчики, настроенные на душу мастера и его горящие глаза на конкурсе. На обратной дороге мы уже почти не разговаривали. Он просто устал от столь насыщенного дня.
Мы обменялись телефонами, и время от времени я звонил, чтобы услышать его мнение или пригласить на концерт. Последнее было самым сложным.

Звонок Окуджаве
Однажды была еще одна очень примечательная история. В Нижнем Новгороде решили издавать ежемесячную толстую газету, посвященную авторской песне. Обсудить перспективы издания и пилотный проект собрались в Москве, на Садовнической улице. Где тогда еще находился знаменитый ЦАП — Центр авторской песни. Теперь там медицинский центр и обильный евроремонт.
В обсуждении принимал участие Виктор Берковский, один из братьев Мищуков, сотрудники ЦАПа и я.
- Хорошо бы, чтобы на обложке была фотография Окуджавы и какие-нибудь его напутственные слова — мечтательно сказал кто-то.
- Ну тогда надо ему позвонить — уверенно заявил Берковский.
И наступила гробовая тишина. Позвонить самому Окуджаве было, в общем-то несложно. Но на все звонки отвечала Ольга Владимировна. А ее строгость и строгий фильтр контроля для общения с Мастером был хорошо известен всем. И нарываться на отповедь даже именитые барды не хотели. Да и побаивались они хозяйки дома.
Зная, что у нас отношения хорошие, и учитывая. Что в этой компании я был самый молодой, все собравшиеся одновременно повернулись в мою сторону.
- Олег, а давай ты позвонишь Булату? - немного просительно и вкрадчиво сказал Берковский.
Делать нечего, надо было поддерживать реноме. И я позвонил. К телефону, естественно, подошла Ольга Владимировна. Я представился, она меня узнала и очень легко согласилась позвать булата Шалвовича.
Он взял трубку, я объяснил суть проблемы и попросил наговорить несколько предложений напутствия. Через несколько минут у нас уже был текст.
Все вздохнули с облегчением и довольно продолжили обсуждение. Та газета до сих пор храниться у мения дома. Как и маленькая книжка со словами бардовских песен, где среди многих других автографов я особо ценю его подпись: «Олегу сердечно Булат Окуджава».

Умер он очень неожиданно. В День России, в Париже. Начались скорбные хлопоты, переживания. Похороны. Естественно, мы жалели, что так и не успели еще раз встретиться и поговорить...
И каждый год проходят концерты в Переделкино, где теперь находится музей Булата. И каждый год на его родной Арбате, где он — уже в бронзе — выходит из арки поют его песни. А это значит, что он остался с нами вместе. И мы снова пойдем на свидание с Бонапартом, отправимся в путешествие дилетантов и будем снова и снова повторять его строчки, написанные под звон колокольчиков души...
...
Конечно, Булат Окуджава у каждого свой. И есть люди, способные рассказать о нем гораздо больше. Но мне он запомнился именно таким, продолжающим любить и сочинять, слышать музыку сердца и делиться ей со всеми нами. Это мой Булат. Теперь я дарю его и вам.

Справка:
Булат Шалвович Окуджава родился 9 мая 1924 в Москве в семье партийных работников (отец - грузин, мать - армянка). При рождении назван родителями Дорианом, в честь Дориана Грея. Жил на Арбате до 1940. В 1934 переехал вместе с родителями в Нижний Тагил.
В 1937 родители арестованы; отец расстрелян, мать сослана в карагандинский лагерь. Окуджава возвратился в Москву, где вместе с братом воспитывался у бабушки. В 1940 переехал к родственникам в Тбилиси.
В школьные годы с 14-летнего возраста был статистом и рабочим сцены в театре, работал слесарем, в начале Великой Отечественной войны - токарем на оборонном заводе.
В 1942 после окончания девятого класса средней школы в Тбилиси добровольцем ушел на войну. Служил в запасном минометном дивизионе, затем после двух месяцев обучения был отправлен на Северо-Кавказский фронт. Был минометчиком, потом радистом тяжелой артиллерии. Был ранен под Моздоком. В 1945 Окуджава демобилизовался и вернулся в Тбилиси.
Окончил экстерном среднюю школу и поступил на филфак Тбилисского университета. Затем до 1955 работал учителем в деревне Шамордино и райцентре Высокиничи Калужской области. В Калуге, был корреспондентом и литсотрудником областных газет «Знамя» и «Молодой ленинец».
В 1956 возвратился в Москву. Участвовал в работе литобъединения «Магистраль». Работал редактором в издательстве «Молодая гвардия», затем - завотделом поэзии в «Литературной газете».
Жена - Ольга Владимировна Арцимович, физик по образованию. Сын - Булат (Антон) Булатович Окуджава, музыкант, композитор.
Похоронен на Ваганьковском кладбище в Москве.

10:22 

Из подсмотренного
Забери тебя гангрена,
выключай свою сирену.
А не то мы прямо в кухне
от тирад твоих опухнем.
Критик мыльных сериалов
и кроссвордов командир,
как же ты уже достала,
затерев язык до дыр.
А в квартире пыль и мусор.
И обед сгорел давно.
Как разорванные бусы
жизнь рассыпалась в вино.
И на кухне балаболка
расплываясь держит речь.
И без смысла и без толка.
Как такую не беречь?
13052014

23:11 

Пить вино Португалии в летом забытой Москве.
Ощущать его горечь и терпкость малиновых ягод.
Заедать сухарями и кистью скупой винограда,
Чтобы градус не сразу взорвался в моей голове.
Этот странный апрель, что сменил сумасшествие марта,
Ударяет метелью, слезу выжимает из глаз,
Размывая в пространстве недолгое общее «нас»,
В никуда разбросав нашей жизни гадальные карты.
Вот и вечер прошел, по глотку уменьшая бокал,
Португальское солнце согрело усталые души.
А промозглый апрель несозревшее теплое сушит,
Что едва зарождалось, что хотел, но еще не отдал...
06 апреля 2014

@темы: стиши

20:38 

Перепутье. Взбесился сквозняк непогоды.
Закидал снегопадом, растаял дождем.
И пугает и нас, и полмира вождем,
что и так уже правит не дни и не годы.
Расточительно солнце на фоне ветров.
И колеса машин преждевременно сняты.
Половина друзей снаряжается в латы.
И все чаще сбоит и пугает метро.
День сегодняшний скуп. Суетлив и сонлив.
И открытием судеб не радует книга.
Даже вечер, еще не начавшись, ушмыгал.
Безнадежность простудою усугубив.
А ведь март уже кончился! Скоро воспрянем!
29032014

@темы: стиши

23:17 

Приходится выбирать.
Ты или канитель.
Ломкая вязкая гать.
Бьющая в душу метель.
Приходится отступать.
И старых терять друзей.
Унылая мертвая падь
и прежних обид музей.
Кажется, все хорошо.
Только живи и пой.
Только вот снег пошел.
Только вот мир чужой...

@темы: стиши

12:53 

Я был первым в сегменте угасающих персеид,
Протыкая реальность и облачно-серое небо,
И стремился понять бесконечную зыбкую небыль,
Где в атаку вставал, побеждал, был спасен и убит.
Я пока еще здесь, но уже еле-еле мерцаю,
Отмечая пунктиром любви расставания нить.
И не надо волкам одиночества лунного выть.
Может кто-то из вас на меня свою жизнь загадает.
11 марта 2014

@темы: стиши

16:11 

Когда меня кто-нибудь хватится,
я буду уже далеко.
Развратная, голая пятница
помашет мне вяло рукой.
Икнет и к стакану потянется,
мол дальше давай уже сам.
Мы оба почетные пьяницы,
но пиво на утро для дам.
Я ей улыбнусь на прощание
и дальше к субботе пойду.
Где пахнет обедом из щавеля,
где встречу тебя на беду.
А впрочем, какая уж разница,
давно ведь пошел по рукам.
Успею, быть может, покаяться.
А пятница? Пей и пока.
04122013

12:53 

С достоинством убиваю время,
прокалываю часы рапирой
прогулок по пустым проспектам,
нанизываю ожиданьем утра.
Минуты врут, что все случится,
скользят. И уж нет в запасе.
А кажется, впереди полжизни.
И лживые чьи-то полсекунды.
Устало шуршит под ногами осень,
дождями пунктир обозначив - вечность.
Шагаю от встречи до новой встречи.
И жду, кто-то время вдогонку спросит...
27102013

@темы: стиши

20:59 

Если сердце болит и просит любви душа,
что печали - оставим их ныть одних.
И ударимся в тяжкие, всюду успеть спеша,
уболтав огорченья, тоску измочалив в жмых.
Доживем или нет, то оставим решать судьбе,
долюбить бы успеть, до краев наполняя мир.
Не до страхов за будущее голытьбе.
Мы удачу свою износили давно до дыр.
Но заноет душа и опять на разрыв живем,
и куда-то спешим на далекий, чуть слышный зов,
и сильней раззадорит наушных интриг ушат.
Как и горы снесенных в награду потом голов.
Кто теперь остановит. Уж раз решено, то все...
24-25102013

@темы: стиши

Нестройность мысли

главная