05:58 

ПОСЛЕДНИЙ ГИМН ТОЛЕРАНТНОСТИ

chinakot
Ондатже М. Английский пациент. Пер. с англ. Кротовской Н. Спб.: Азбука, Азбука-Аттикус, 2011. - 320 с.

Это название хорошо знакомо многим. Экранизация романа «Английский пациент» стала несколько лет назад настоящей сенсацией, а сам фильм завоевал множество наград, в том числе девять Оскаров. Более того, он даже вошел в число 20 самых лучших экранизаций книг, укрепившись на десятом месте. Да и сам роман в 1992 году получил Букеровскую премию.

И если вы еще не читали «Английского пациента», считая, что просмотра фильма достаточно, то немедленно исправьте эту ошибку. Книга фундаментально отличается от киноверсии и требует тщательного неспешного чтения. А после вы поймаете себя на том, что начинаете цитировать роман, вставляя цитаты к месту и не очень. Ну вот вам хотя бы пара примеров:

«Читайте медленнее, милая девушка, Киплинга надо читать медленно. Следите внимательно за запятыми, тогда вы поймете, где делать смысловые паузы. Киплинг писал пером и чернилами. Часто отрывал взгляд от страницы. Я думаю, он смотрел в окно и слушал птиц, как делают почти все писатели, оставшись одни. Названия птиц знает не каждый, а он знал. Ваш взгляд слишком быстро скользит по странице, как у всех американцев. Подумайте о скорости его пера. Тогда отвратительный, замшелый абзац покажется вам прекрасным».

Не правда ли замечательный совет? И относится он не только к Киплингу, а к чтению хорошей литературы в целом. Или вот еще:

«Иногда мне невыносимо без тебя. А иногда мне все равно, увидимся
ли мы снова. Дело тут не в морали, а в том, сколько человек
способен вынести».

Одних этих фраз уже достаточно для того, чтобы заинтересовать читателя и посмотреть на окружающее другими глазами. А ведь это только две короткие цитаты...

Лаконизм книги Майкла Ондатже, канадского писателя родом из Шри-Ланки – ее единственная уступка эпохе скорочтения.

Но давайте сделаем вид, что вы никогда не слышали об «Английском пациенте» и попробуем понять о чем же эта книга и почему она стала такой популярной.

На заброшенной итальянской вилле под занавес Второй мировой войны сходятся четверо: перевербованный разведкой благородный вор Караваджо, разминирующий живописную Тоскану сапер-сикх, юная канадская медсестра Хана и ее подопечный — обгоревшый до неузнаваемости неизвестный. Он и рассказывает читателям завораживающую историю своей любви к замужней женщине, заброшенной судьбой в самое сердце пустыни Сахара.

Герой книги – лейтенант британских саперных войск Кирпал Сингх. На Западе 1990-х, с его африканскими бутиками, тайскими ресторациями, иранским кинематографом, арабским Монмартром, непальскими гуру, в общем, мире изобилия, экзотикии роскоши, которая кажется чем-то естественным и постоянным – Ондатже пишет о молодом сикхе, очарованном церквями Ареццо и строками Геродота. То есть о тех истинах и красоте, что никуда не исчезали из тарого Света, а были всегда рядом, но стали просто фоном всеобщего разврата и хвастовства.

Это роман о защитнике и приемном сыне этого мира европейской цивилизации, кажется, знающем о нем гораздо больше и понимающем его во многом лучше самих жителей старушки Европы. Сколько было в Европе таких иммигрантов с Юга и Востока? И куда они делись сегодня, превратив некогда благоуханный край в место сражений и схваток с горящими шинами и файерами, с дикими плясками и полным непониманием и отторжением того мира, который их принял и приголубил. И, кстати, не без помощи все того же «Английского пациента», зпаставившего изнеженных цивилизацией и достатком аборигенов вообразить что и гости будут вежливы и толерантны. Кто им сказал, что так будет? Гостей тоже нужно учить и прививать им культуру. Иначе они быстро превратятся в захватчиков...

По авторскому послесловию легко догадаться: Ондатже рассказывает историю юности своего отца. В каком-то смысле – и собственную. В сущности, его роман, как и «Колыбельная» Паланика, написан о неблагополучии «белого острова». О том, что самый главный враг человека — это он сам. Помните «Крошку Енота»? «А ты попробуй подружиться с тем, кто сидит в пруду!»...

Но роман написан 18 лет назад, когда мало кто задумывался, к чему может привести европейская политика. Да и описывает он несколько иной период истории. Он не был менее жесток, но более прямолинеен и прост. Перед нами судьбы четырех главных героев, в которых есть и мечты, и разочарования, и война, и любовь...

На русском языке роман уже выходил, правда, его появление прошло как-то незаметно. Вероятно, дело было в предыдущем переводе, который оставлял желать много лучшего, и в том, что это во всех отношениях достойное произведение почему-то выпустили в серии «любовный роман». Как это пришло в голову издателям, можно только догадываться.

Теперь эти ошибки исправлены. Правда тоже в духе времени. Для узнаваемости на обложке кадр из фильма. Ну да современному читателю такая подсказка не повредит.

А вот описываемым в книге и романе местам такие подсказки уже, к сожалению, повредили.

Группа археологов три года назад обследовала древние фрески в районе плато Гильф-эль-Кебир на границе Египта, Судана и Ливии и обнаружила поверх уникальных наскальных росписей рисунки, сделанные туристами. Поверх ценнейших древних фресок нанесено изображение Боба Марли, а также полуголой женщины. Кроме того, фрески, которым по 5-7 тысяч лет, пестрят автографами туристов-вандалов.

Популярность этих фресок отчасти обязана роману Майкла Ондатже «Английский пациент» и его экранизации (и в книге, и в фильме фигурирует знаменитая своими росписями Пещера пловцов). Только за год волонтеры вывозят из фресковых комплексов от 4,5 до 11 тонн мусора. Такова цена любви к искусству и массовой культуре.

@темы: рецензии (книги

URL
   

Нестройность мысли

главная